Совет по науке и образованию

Встреча с победителями международных олимпиад 2017–2018 учебного года и их наставниками

1 сентября, 18:15
Встреча с победителями международных олимпиад

С.Смирнов: Добрый день!

(Обращаясь к аудитории.) Хочу вам представить: это Владимир Владимирович Путин. Вы, наверное, уже узнали.

(Обращаясь к В.Путину.) А это – Вы тоже, наверное, знаете – наши замечательные ребята. Тут почти целиком команды по физике, химии и математике, которые замечательно выступили в этом году на международных математических, химических, физических олимпиадах. Также по одному человеку от естественнонаучных, географических, астрономических олимпиад.

Уверен, что и у ребят много к Вам будет вопросов, и у Вас много вопросов к ребятам. Пожалуйста.

В.Путин: Не вопросы, у меня пожелания и слова поздравления с началом учебного года.

Я уже в более широкой аудитории поздравлял всех школьников, родителей и преподавателей. И вас хочу поздравить с началом учебного года, с Днём знаний.

А вас, разумеется, ещё и с победами на всех международных конкурсах, о которых здесь только что было сказано. Мы продвинулись самым серьёзным, значительным образом. В этом вижу, конечно, и результат развития системы образования в России, подготовки.

С.Смирнов: Кстати, здесь три тренера трёх команд. Тоже их заслуга.

В.Путин: Да, но им бы некого было тренировать, если бы система образования не выдавала на‑гора нужный – неудобно так говорить в отношении живых людей, – но нужный «материал» не выдавала бы. А она выдаёт. Это первое.

Второе: конечно, здорово, что есть такие тренеры, есть такие преподаватели. И здорово, что у нас есть такие ребята, как вы, которые увлечены своим делом и добиваются конкретных результатов. Это очень здорово.

Я вас поздравляю и желаю вам успехов – и в наступившем учебном году, и вообще в жизни.

Если у вас есть какие‑то вопросы, я постараюсь с вами покоммуницировать, ответить, поделиться своими соображениями.

Есть что‑то, что вас интересует? Пожалуйста.

Д.Плотников: Добрый день!

Я Плотников Дмитрий из Москвы. Выиграл олимпиаду по физике. Меня интересует история успешных людей. Не поделитесь ли Вы, какие качества привели Вас к успеху?

В.Путин: То есть Вы хотите, чтобы я сейчас сам себя начал хвалить и рассказал бы о своих замечательных качествах?

Вы знаете, я привык анализировать не то, что меня приводит к успеху, а то, что мне мешает добиваться больших результатов. Это я для себя определяю, но публично об этом говорить не хотел бы, пока не готов к этому. Мне кажется, что если мы вот так, критически будем смотреть на себя, на свою работу, на свою жизнь и выявлять то, что нам мешает идти вперёд, понимать это, устранять то, что нам мешает, то движение вперёд будет более уверенным и быстрым.

Пожалуйста.

М.Селюгин: Здравствуйте!

Меня зовут Михаил Селюгин, я из Перми, и я выиграл международную олимпиаду по географии.

На встрече с победителями международных олимпиад 2017–2018 учебного года и их наставниками.

На встрече с победителями международных олимпиад 2017–2018 учебного года и их наставниками.

В.Путин: Поздравляю. Вы завоевали первую премию или золотую медаль?

М.Селюгин: Нет, не у меня золотая медаль, у моего сокомандника. Ну да, у нас такой вот большой успех.

Но поступил я в Московский физико-технический институт, и в связи с этим у меня вопрос: как можно на первых курсах вуза взаимодействовать с такими успешными школьниками, олимпиадниками? Зачастую на первых курсах проходится то, что мы уже о многом знаем или, может быть, уже об этом слышали. И как можно вести какую‑то работу с молодыми, только что поступившими специалистами?

В.Путин: Вы знаете, это прежде всего вопрос к ректорату, к организаторам учебного процесса, уж точно не ко мне. Но вот сейчас Вы здесь находитесь, у Вас есть возможность общаться со своими сверстниками и с теми, кто так же увлечён своим делом, как и Вы. Таких площадок, как «Сириус», у нас всё больше и больше открывается по всей стране: и кванториумы есть, и площадки работы с одарёнными молодыми людьми, которые добиваются результата, успеха. Вот через них, через эти площадки. В Москве таких возможностей достаточно много. Это первое.

Второе: сейчас практически во всех ведущих вузах существует практика использования индивидуальных программ подготовки. Я думаю, что если Вы с руководством института, университета поговорите, уверен, что Вы найдёте понимание. Мне кажется, по этому пути можно идти. А здесь, в «Сириусе», создаётся целая сеть тех, кто учился в «Сириусе», бывал здесь, в «Сириусе», имеет к нему какое‑то отношение. Замечательно можно этим пользоваться. Я думаю, что «Сириус» Вам в этом поможет.

Пожалуйста.

В.Петров: Здравствуйте!

Меня зовут Петров Владимир, я из города Санкт-Петербург.

В.Путин: И меня Владимир, я тоже из Петербурга.

В.Петров: Очень приятно.

В.Путин: Очень рад Вас видеть.

В.Петров: Я золотой медалист международной олимпиады по математике.

В.Путин: А я нет, жалко. (Смех.)

В.Петров: Мне остался один год в школе, а затем я буду проходить полноценное обучение, надеюсь, в Санкт-Петербургском государственном университете, и после этого я немного волнуюсь за свою судьбу, потому что у меня сложилось, возможно, немного ошибочное мнение, а именно: мне кажется, что в нашей стране не столько востребованы молодые специалисты из‑за нехватки опыта и практики, в том числе, возможно, из‑за этого некоторые из них уезжают за границу. Насколько это мнение сочетается с правдой, с реальностью?

В.Путин: Смотрите, я только что был в предыдущем зале, там были представители наших компаний, собственно говоря, не только в этом зале, но и когда ходил, знакомился с вновь созданными здесь лабораториями, встречался с руководителями крупнейших наших компаний, и практически все пришли сюда с главной целью – в поиске будущих сотрудников своих компаний. С «Яндексом» разговаривали, с «РЖД» – их достаточно много. Я уверен, а сегодня это у нас главная задача – совместить подготовку специалистов с запросами на рынке труда. Но поскольку Вы посвящаете себя математике, здесь Вы, конечно, должны тоже определиться, чем Вы хотели бы заниматься – наукой, математикой как таковой, либо заняться какими‑то прикладными исследованиями и работать в какой‑то бизнес-структуре. И если Вы показываете такие хорошие результаты, как победы на крупных олимпиадах, думаю, что это, безусловно, будет учтено. Но уже сейчас могу Вам сказать: если Вас это так волнует, то можно и помочь, и «Сириус» в этом тоже Вас может поддержать, и я посмотрю, как у них это получится. Важно только, чтобы Вы сами поняли, где Вы хотите работать и каким Вы видите своё собственное будущее, это вообще принципиальный вопрос. Человек должен сам определиться и понять, чего он хочет, кто он такой и чего хочет.

Если Вы для себя это всё решили, потом с Еленой Владимировной поговорите. Здесь и Фурсенко Андрей Александрович, бывший Министр науки и образования, мы все готовы вас поддержать и таких, как Вы.

Пожалуйста.

Е.Рябов: Меня зовут Рябов Егор. Я завоевал золотую медаль на международной математической олимпиаде и поступил на математический факультет Высшей школы экономики.

В России в школах довольно долгое время вводятся уже различные реформы, образовательные и экспериментальные программы. И недавно Министр просвещения заявила, что она поддерживает идею запрета личных гаджетов в школах. Мне интересно, насколько эти меры эффективны, и Ваше мнение на этот счёт.

В.Путин: Не знаю, насколько они эффективны, потому что она только поддерживает эту идею, значит, она ещё не реализована. А любая идея может быть признана эффективной либо нет после анализа практики применения. Такой практики, я так понимаю, пока не существует, поэтому трудно сказать. Но, вообще, я не очень, честно, понимаю, нужно это запрещать или не нужно, и всё запретить невозможно, нужно просто понять, как то или иное явление, те или иные достижения можно использовать в плюс для процесса обучения. Об этом нужно подумать, и с ходу я бы не стал комментировать предложения Министра и не стал бы дезавуировать эти идеи и предложения. Она всё‑таки Министр, и так с ходу сказать, что Министр сказал что‑то не то, было бы, с моей точки зрения, некорректно.

Я услышал, что Вы сказали, я с ней пообсуждаю этот вопрос.

Пожалуйста.

В.Чижикова: Меня зовут Виктория Чижикова. Я медалист международной олимпиады по астрономии. Я из Санкт-Петербурга. Как петербуржец, я, конечно, интересуюсь историей города, очень люблю его архитектуру. И в связи с этим меня и моих друзей, тоже студентов, очень волнуют ходящие слухи о возможной продаже исторических зданий Санкт-Петербургского университета.

В.Путин: Меня это тоже беспокоит. Я первый раз об этом слышу, но меня сразу забеспокоило. Я там учился, в этих зданиях, и знаю, что они значат для города, для страны. Потом здание Двенадцати коллегий, центральная часть Петербургского университета, кто не знает, это первое правительство России, Российской империи. Это имеет большую историческую, культурную, архитектурную ценность. Поэтому я сомневаюсь, что это может быть продано в частные руки и превратиться из государственной в частную собственность. А кто это Вам сказал?

В.Чижикова: Я точно знаю, что такой вопрос поднимался на попечительском совете.

В.Путин: Чего – университета?

В.Чижикова: Да‑да‑да.

В.Путин: Чтобы продать исторические здания университета?

В.Чижикова: Я не знаю, насколько это признает ректор или ещё кто‑то, но, во всяком случае, он как‑то озвучивался, и какое‑то время посвятилось вроде как обсуждению.

В.Путин: Я первый раз об этом слышу, во‑первых. Во‑вторых, мне кажется, что это маловероятно. Думаю, что после того, как я сказал, что это маловероятно, это стало невозможным. (Смех.) Поэтому я хочу Вас успокоить, я думаю, что это нереально, что это фантазия. Тем более что эти здания, собственно, университету, наверное, и не принадлежат, это же или федеральная, или городская собственность. Я должен уточнить это. И продать исторические здания университета – ну я не знаю, как это. Может быть, знаете, что‑то говорилось о том, что чего‑то можно реализовать, для того чтобы осуществить какие‑то программы, но вряд ли речь шла об исторических зданиях Санкт-Петербургского университета. Там много и неисторических зданий. Там ведь много имущества, которое, может быть, неэффективно используется, не является историческим: там и земельные могут быть участки, и нечто такое, что неэффективно используется, не является предметом особого внимания и заботы со стороны государства. Надо посмотреть просто. Я узнаю, не беспокойтесь.

Санкт-Петербургский государственный университет, который мы с вами заканчивали… Вы закончили его?

В.Чижикова: Нет, я сейчас учусь в другом вузе, но очень много общаюсь.

В.Путин: А я закончил. Он вряд ли будет растащен и разворован, во всяком случае, в ближайшее время этого не произойдёт точно.

Пожалуйста.

М.Селюгин: Можно? У меня к Вам ещё один вопрос: я, как географ, очень интересуюсь вопросами региональной политики, тем более что сам я не из Москвы.

В.Путин: Вы из Перми.

М.Селюгин: Да, я из Перми.

В.Путин: Я запомнил.

М.Селюгин: Спасибо.

Меня интересует вопрос подготовки талантливых школьников именно в регионах. В Москве создана очень успешная система по подготовке школьников: это и работа с самыми лучшими преподавателями, это и премирование школьников и преподавателей. Можно ли как‑то этот успешный опыт распространить на всю Россию?

В.Путин: Да‑да, мы сейчас и пытаемся это делать. «Сириус» уже заключил соглашение, по‑моему, с 54 регионами. Поэтому я прошу своих коллег – руководителей регионов, российских губернаторов – внедрять опыт «Сириуса», который здесь становится таким образцово-показательным, и методики «Сириуса» внедрять по всей стране. Но кроме этого, кроме самого «Сириуса», конечно, нужно работать на местах. Так и происходит. Вы, наверное, слышали, что создаются кванториумы так называемые, центры творчества и так далее. Это сеть работы с молодыми людьми, которые хотят развиваться, хотят учиться, умеют учиться, и их тянет к знаниям. Таких людей, конечно, нужно поддерживать, и мы будем это делать, будем развивать эту сеть и дальше по всей стране, разумеется, не только в Москве.

Выиграли олимпиаду, Вы же из Перми, а не из Москвы, правда?

М.Селюгин: Мне кажется, что если такую сеть распространить и на регионы, то это дало бы качественный прорыв России на международных олимпиадах.

В.Путин: Да, Вы правы абсолютно. И я считаю, как Вы, и будем стараться это делать.

Пожалуйста, прошу Вас.

А.Герасименко: Добрый день!

Меня зовут Артур, я живу в Москве. Я золотой медалист международной олимпиады по математике. Ещё не так давно считалось, что юристы и экономисты – это профессии, которые будут востребованы. Но на данный момент мир очень быстро меняется. В связи с этим вопрос: какие профессии будущего будут наиболее востребованы?

В.Путин: Вы сами знаете, наверное, какие Вы считаете наиболее востребованными в будущем, хотя наверняка сказать нельзя. Но мы сейчас ходили здесь по залам, по новым лабораториям. Когда мы создавали эти лаборатории, а Вам уже, наверное, известно, какие здесь лаборатории созданы, мы и считали, что мы создаём лаборатории, которые будут готовить специалистов по наиболее востребованным в ближайшем будущем профессиям. Это индустрия больших чисел, их обработки, это искусственный интеллект, это робототехника, это беспилотные аппараты и летательные, подводные, наземные – какие угодно, это генетика и всё, что с ней связано, биология, это сельскохозяйственные науки, кстати говоря.

Мы с вами хорошо знаем, что границы между различными отраслями знаний размываются, и наибольшего результата, наверное, сегодня добиваются, уже давно добиваются, те, кто работает на стыке наук, на стыке этих знаний. Вот эти направления.

Кстати говоря, это не значит, что не востребованы будут юристы – а я, с вашего позволения, юрист – или экономисты, просто всё должно быть в меру. Количество этих специалистов должно отвечать требованиям рынка труда, и нужно, чтобы были квалифицированные люди, которые помогали бы таким, как Вы, – допустим, Вы будете работать в сфере информационных технологий, – помогали бы таким, как Вы, добиваться успеха, продвигая свой интеллектуальный продукт на рынок и внутри страны, и, конечно, на международный рынок. Такие люди тоже нужны, и нужны хорошие, грамотные специалисты.

Уверяю Вас, скажем, специалисты в области международного частного права – это штучные специалисты, которые занимаются не только сравнительным правоведением, они знают конкретно нормы, правоприменяемые в разных странах, знают международные нормы права, умеют их грамотно применять и помогать своим клиентам добиваться успехов – это тоже очень важно. Но, повторяю ещё раз, нужно понять, сколько нужно на рынке труда таких специалистов. А если мы готовим специалистов только потому, что кто‑то считает, что легче стать юристом или экономистом и гораздо сложнее стать хорошим математиком, то это, конечно, неправильный ориентир.

На мой взгляд, сегодня выравнивается понимание того, чем человек должен, может заниматься. И очень важно, чтобы и у молодых людей было понимание, что, занимаясь любимым делом, он может себя реализовать, может добиться успеха. Вот, на мой взгляд, это один из ключевых элементов такого образовательно-пространственного развития.

Пожалуйста.

Д.Плотников: Владимир Владимирович, а что Вас вдохновляет?

В.Путин: Вдохновляет?

Д.Плотников: Да, как человека.

В.Путин: Успех страны. Да, говорю совершенно без всякой иронии. Любой успех России меня не просто вдохновляет – окрыляет, хочется, чтобы наша страна и дальше и по другим направлениям добивалась таких результатов, которые для других пока не достижимы. И такая возможность у нас есть. Когда я смотрю на вас, это меня ещё раз в этом убеждает.

С.Лучинин: Здравствуйте!

Меня зовут Сергей, я из города Кирова, призёр международной олимпиады по математике. Переехал учиться в Санкт-Петербург, в СПбГУ. У меня такой вопрос…

В.Путин: На какой факультет?

С.Лучинин: На математику, соответственно.

В.Путин: На физмат?

С.Лучинин: Нет, там бакалавриат – математика.

В.Путин: Отдельно, да?

С.Лучинин: Да.

Недавно прошёл в России чемпионат мира по футболу на очень должном уровне, и он был очень популярен. Вот в недавнем будущем в России также будет проходить международная олимпиада по математике…

В.Путин: В недалёком будущем.

С.Лучинин: В недалёком, в недалёком. Извините.

В.Путин: Ничего, не волнуйтесь.

С.Лучинин: Будет проходить международная олимпиада по математике и международный конгресс по математике. Будет ли делаться так, что эти мероприятия также будут проходить на хорошем уровне и с такой же большой популярностью?

В.Путин: Как Вас зовут?

С.Лучинин: Сергей.

В.Путин: Серёжа, мне бы очень хотелось, чтобы дело, которому Вы посвящаете свою жизнь, было так же популярно, как футбол в нашей стране. И Вы знаете, от чего это зависит? От таких, как вы.

Конечно, у нас футбол всегда любили, но когда наша сборная начала показывать волевую, красивую игру и результативную, популярность футбола сразу взлетела до небес. Вот если люди у нас увидят, какие талантливые, интересные, перспективные люди трудятся в сфере математики и что это значит для страны, я просто убеждён, и внимание к математике, и популярность математики будет несоизмерима с сегодняшним уровнем.

Мало кто знает, что такое математика: шесть на ум пошло, семь с ума сошло – и всё. Мало кто в обычной жизни отдаёт себе отчёт, что математика лежит в основе всего: и полёта в космос, и в раскрытии возможностей генома человека – считать нужно, комбинации генные нужно считать, это всё математика, лекарства соответствующие нельзя сделать без соответствующих расчётов и так далее, и так далее. Будущее всего человечества – за информационными технологиями. Куда же без математики? Это просто невозможно, в основе этого лежит математика. То есть она везде. Но если мы, во‑первых, научимся применять достижения математической мысли эффективно, пропагандировать это, показывать стране и людям, насколько это важно, тогда и интерес к такой, казалось бы, на первый взгляд сухой субстанции, как математика, многократно возрастёт.

Что касается организации, то, конечно, это же не чемпионат мира, где мы в 11 городах проводили мероприятия, и миллионы людей ездили у нас по всей стране. Тем не менее у нас опыт проведения крупных мероприятий уже накоплен большой, и мы постараемся сделать это на высоком, достойном нашей страны уровне, так, чтобы использовались, кстати говоря, определённые наработки чемпионата мира, например, безвизовый въезд для участников и гостей и так далее, может быть, переезд. Там ездить особо некуда, но в прошлый раз… Мы ведь не в первый раз проводим, правда, проводили очень давно, по‑моему, в 1966 году, в Москве. Теперь будем проводить в Петербурге. Все наработки, конечно, проведения крупных международных мероприятий мы используем и постараемся сделать это очень достойно, с тем чтобы пропагандировать и достижения российских математиков, и достижения российской математической школы и с тем чтобы популяризировать математику, если уж позволено будет мне так сказать.

С.Лучинин: Спасибо.

В.Путин: Вам спасибо большое.

Прошу Вас.

А.Кобелев: Добрый день!

Меня зовут Андрей. Я химик из Нижнекамска, поступаю в МГУ на химфак. И в связи с этим мне пришлось столкнуться с военкоматом недавно, просто банально туда явиться. И это натолкнуло меня на разные бюрократические неудобства, которые, возможно, в таких достаточно отдалённых районах существуют.

Огромное неудобство в том, что нужно решить какие‑то вопросы в военкомате, потом приехать в Москву, при поступлении их решить здесь. Если я не решил их там, мне придётся, допустим, возвращаться туда и делать их там. В общем, есть много очень бюрократических неудобств.

Как Вы считаете, вообще реально ли с ними бороться в достаточно отдалённых районах?

В.Путин: С бюрократией бороться нужно, но невозможно. (Смех.) Бюрократия сама себя порождает, сама себя иногда съедает. Но есть вещи, которые пока невозможно решить удалённым способом, хотя мы всё больше и больше расширяем возможности «электронного правительства». Вот эти, в том числе информационные, технологии, о которых я уже говорил и которые внедряются благодаря математикам, у нас будут и дальше продвигаться. Хочу отметить, что в этом смысле – сейчас только мне в соседнем зале об этом сказали – эксперты ООН признали Москву наиболее продвинутым городом в мире по применению информационных технологий. Это уже, в общем, признание.

Вы сейчас не о Москве говорите, но Вы же приехали в Москву, и поэтому можно в Москве этим пользоваться. Что сказать? Будем, конечно, и не в столичных городах тоже это продолжать внедрять, хотя, что касается военкомата и так далее, здесь все вопросы нужно урегулировать и нужно, чтобы они решались так, как предусмотрено действующим законом.

Кстати говоря, между прочим, апропо могу сказать, что для талантливых ребят, которые показывают хорошие результаты, – как Вы, например, – для них и при службе в армии будут создаваться, у нас уже создаются научные роты так называемые, а сейчас мы ещё и в Анапе будем делать научно-технологический центр, где будут работать молодые люди призывного возраста и будут там проходить срочную службу. Но это так, я повторяю ещё раз, между прочим. Ну а если у вас совсем какие‑то сложности есть, скажите моим помощникам, мы вам поможем решить.

М.Селюгин: Андрей затронул интересную тему.

В.Путин: Пожалуйста.

М.Селюгин: Вообще, если более глобально: как Вы относитесь к переходу на контрактную систему службы в армии в России?

В.Путин: Я хорошо отношусь. И более того, я не просто хорошо отношусь, я был инициатором создания этой контрактной системы и её развития. Вопрос в бюджетных возможностях. У нас есть план строительства армии, в том числе по контрактному принципу.

Первоначально планировалось, были идеи, создать целиком контрактную армию. Потом мы посмотрели, проанализировали опыт многих стран мира, и всё‑таки призыв сохраняется почти в большинстве стран мира. Но мы наращиваем, у нас есть план, в Вооружённых Силах есть план увеличения контингента военнослужащих, которые служат не по призыву, а на контрактной основе. И связано это не просто с пожеланиями, хотя это пожелание неплохое, чтобы в армии служили люди, которые хотят это делать, а связано ещё и с необходимостью обслуживания современной техники. В войска поступает всё больше и больше современной техники, требующей хорошей профессиональной подготовки тех, кто это будет делать в армии. Поэтому, конечно, человек пришёл служить на год, там за год из него не подготовишь лётчика, не подготовишь подводника – некоторые вещи абсолютно очевидны – или ракетчика. Здесь нужны люди действительно с такими, как у вас, математическими мозгами, которые умеют считать быстро, принимать решения. Это очень важно. Поэтому это генеральный путь развития армии, и мы будем по нему двигаться. Ну сообразуясь с возможностями бюджета, повторяю ещё раз, постепенно.

Прошу Вас.

М.Абдрахманов: Здравствуйте!

Меня зовут Марат, я из Челябинска, медалист олимпиады по математике.

Вот здесь всё‑таки много людей из Москвы, но и много из других городов. Но учиться почти все поехали в Москву и Петербург, потому что в других городах очень мало возможностей для получения очень качественного высшего образования. И это мне представляется большой проблемой. Что делается для решения этой проблемы?

В.Путин: Развивать сеть, конечно. Что ещё можно? Понимаете, самое главное – это и развивать сеть успешных, передовых высших учебных заведений. Но здесь самое главное – это профессорско-преподавательский состав. Вот это нужно, чтобы там были хорошие школы. Ну таких вузов у нас становится всё больше и больше. Я сейчас все подряд не перечислю, но, скажем, Казанский университет, или, скажем, Томский университет, Новосибирский университет – это хорошие вузы мирового класса, именно мирового.

И смотреть, конечно, нужно по специальностям, там, где есть хорошая профессура. Знаете, это как доктор или как преподаватель музыки. Вот должен быть профессор, который супер, топ в своём деле. Вот если есть, то не важно, где это находится, в Томске либо в Москве. Скажем, этому способствует система различной грантовой поддержки и мегагранты, о которых мы говорим. Слышали о таком явлении, как мегагранты? Нет, не слышали. Есть такая у нас система грантовой поддержки, она разнообразная, скажем, для молодых исследователей. Если индивидуально человек работает, на два года мы даём грант где‑то на 1,5–2 миллиона рублей. Если молодой исследователь собирает вокруг себя небольшую группу единомышленников, то это может быть грант для групповой поддержки молодых исследователей – это уже примерно 5 миллионов на пять лет. А в целом это может длиться семь лет.

А есть мегагранты, то есть мы даём на конкурсной основе мегагрант под перспективные исследования учёным с мировым именем, как правило, вне зависимости от их национальной принадлежности и места работы. И едут, из‑за границы едут, и работают с удовольствием в России, и не только в Москве и Петербурге. И они создают школы рядом с собой. Я с ними нечасто встречаюсь. Там много, кстати, бывших наших соотечественников, то есть соотечественниками остались, но работают уже по нескольку лет где‑нибудь за границей: или в Штатах, или в Европе, в Японии. Многие с удовольствием возвращаются и работают у нас, создают такие группы. И мне было очень приятно от них это услышать, они как раз одной частью своей важнейшей работы считают создание вокруг себя групп молодых учёных, молодых аспирантов, выпускников вузов, и мы будем им в этом всячески помогать. У нас целая программа по этому направлению есть, и мы договорились, мы прямо из резервных фондов выделим, по‑моему, лет на пять… Андрей, на сколько лет вперед это финансирование?

А.Фурсенко: У нас сейчас продолжение по этой работе, там выдаётся до семи лет.

В.Путин: Да. Вот лет на семь мы гарантируем им финансирование. Они знают, что на их работу, на их лабораторию, на их исследование в течение семи лет у них будет гарантированное финансирование. Они тогда смогут вокруг себя собирать молодых, интересных, перспективных ребят. И вот это тоже одно из направлений решения задачи, про которую Вы сейчас упомянули.

Прошу Вас.

Д.Плотников: Владимир Владимирович, а как различаются переговоры с главами государств разных стран?

В.Путин: А что значит «различаются»?

Д.Плотников: Может, какая‑то национальная особенность есть?

В.Путин: Есть, конечно. Мы же все люди, поэтому люди ведут себя по‑разному, в зависимости от своего воспитания, образа жизни, от практики, общения с коллегами.

Д.Плотников: Не могли бы Вы рассказать какой‑нибудь пример и как это вообще происходит – для непосвящённого человека? Просто интересно очень.

В.Путин: Я скажу про такой пример, но без привязки к региону и без фамилий. Это любопытный пример. И было это не вчера.

Вот мы дискутировали, дискутировали с рядом коллег по одной из очень важных, если не сказать ключевых, региональных проблем. И присутствовали главы государств этого региона. Вот мы разговаривали, спорили, спорили, часа четыре спорили, в детали залезали, естественно. Потом всё‑таки сказали: ну давайте мы прервёмся и потом вернёмся к обсуждению этого вопроса дальше. Прервались, собрались, открыли вновь дискуссию, и вдруг один из моих коллег в присутствии других мне говорит: «Ну что мы здесь всё спорим и спорим? Давай мы сейчас с тобой договоримся, а они согласятся, куда им деваться». (Смех.) Для меня это было полной неожиданностью, потому что все же здесь. Хоть бы мне на ухо сказал. Для меня это было полной неожиданностью. Я ему сказал: «Нет, вы знаете, я всё‑таки не могу. Это всё‑таки люди, с которыми мы давно вместе работаем, у них есть законные свои интересы. Если мы не будем учитывать их законных интересов, то наше решение не может быть долгосрочным, надёжным и стабильным». Это было, пожалуй, единственный раз. Но просто хочу вам сказать, что встречаются самые разные и необычные ситуации. А в целом всё‑таки есть определённые стандарты, есть так называемое обычное право – юристы так говорят – то есть право, выработанное обычаями. В данном случае обычаями ведения переговоров, рассмотрением этих вопросов и так далее. Есть определённые стандарты, и, как правило, всё идет в рамках этих стандартов.

Надо заканчивать, наверное, потихонечку, да?

Пожалуйста.

А.Герасименко: 1 сентября – это праздник, когда дети идут в школу, отдохнувшие после лета. А успеваете ли отдыхать Вы?

В.Путин: Думаю, да. Мы ведь с вами хорошо знаем эту формулу: отдых – это смена видов деятельности. Вот сейчас, после встречи с вами, пойду в хоккей поиграю.

Пожалуйста, Володя.

В.Петров: У меня вопрос на тему 1 сентября, а именно: как Вы помните Ваши школьные годы? Нравилось ли Вам учиться? Участвовали ли Вы в подобного рода олимпиадном движении и видели ли Вы уже тогда себя главой государства?

В.Путин: Конечно, видел, а как же? Спал и видел. (Смех.) Что Вы, конечно, нет, разве можно?

Учиться в целом нравилось. Не могу сказать, что у меня было бурное детство, в основном это было дворовое детство и свободное времяпрепровождение. Но в целом учиться нравилось, нравилось быть в коллективе, у нас был хороший коллектив, на самом деле это большое значение имеет, и хорошие преподаватели. Я сейчас вспоминаю многих из них, я очень им благодарен. За что? Во‑первых, они были очень добрые люди, они были высокопрофессиональные, хорошо подготовленные педагоги, и они были ориентированы на ученика, его интересы, они старались выявить в своих учениках то, что может стать их конкурентным преимуществом в будущем, и старались помогать развивать именно эти качества. Причём делали это как‑то ненавязчиво. Я, честно говоря, тогда даже этого и не осознавал. Это теперь я понимаю, что они так делали, я за это им очень благодарен.

Пожалуйста. Давайте.

С.Крымский: Меня зовут Крымский Станислав, я победитель двух международных олимпиад – по физике и математике.

В.Путин: Поздравляю Вас, Станислав.

С.Крымский: И хотел бы задать Вам вопрос: как Вы думаете, какое влияние оказал единый государственный экзамен на нашу систему образования?

В.Путин: В целом скорее больше позитива, чем негатива, хотя он всегда нуждался в совершенствовании, и сейчас, наверное, там не всё в порядке. Но все хорошо знают об этом, и это всеми признаётся, а именно: была создана возможность для способных, талантливых ребят из периферийных городов поступать в ведущие вузы страны – это самое главное. Конечно, там много и недостатков, особенно связанных с тем, что это стандартизирует процесс поступления в вузы и лишает какого‑то творческого начала – сам процесс сдачи экзаменов отсутствует как таковой. Но для таких, как вы, здесь проблем нет, потому что, если вы выиграли олимпиаду, вы поступаете в вуз по своему собственному выбору, и это элемент корректировки как раз этого ЕГЭ. Есть и многие другие элементы, которые корректируют общую схему, достаточно жёсткую и не всегда гибкую. Но вновь принимаемые решения всё‑таки гибкость дополнительную системе ЕГЭ придают.

Пожалуйста.

А.Коноплёв: Меня зовут Коноплёв Алексей. Я золотой медалист олимпиады по химии.

Вы сказали, что в детстве проводили много времени во дворах, и я знаю, что в Советском Союзе…

В.Путин: Химия там была очень своеобразная.

А.Коноплёв: На фоне того, что сейчас строят многоэтажные дома, на фоне того, что сейчас все хотят видеть в своём дворе в основном парковку, а не детскую площадку или место для встречи, можно ли как‑то сделать так или хотите ли Вы, чтобы дворы стали дружными и чтобы люди больше обращали внимания именно к своей малой родине?

В.Путин: Конечно, ведь тоже формула хорошо известна: если есть какое‑то в мире богатство, то это богатство человеческого общения. А оно начинается с детства, в том числе в дворовых коллективах. Но это ведь зависит не от архитектуры и не от размещения на свободных площадках автомобилей либо какой‑то другой техники. Это зависит от организации. Можно и в высотках создавать такое.

Вот я жил во дворе-колодце в прямом смысле этого слова. Старый Петербург, Ленинград, самый центр города, в трёх минутах от Невского проспекта пешком. Это старинный город, там у нас дома XIX века. Ну да, был двор. Но это же просто пространство. А если люди, дети собираются из какого‑то подъезда, из какого‑то дома и просто проводят вместе какое‑то время, конечно, было бы очень хорошо, и мы стараемся это делать – я сейчас скажу, каким образом, – с тем чтобы развивались так называемые внутридворовые пространства. Мы на это выделяем даже специальные деньги из федерального бюджета по 5 миллиардов рублей. 5 миллиардов рублей не хватит, для того чтобы обустроить все дворовые пространства всей огромной страны, но это даёт толчок, для того чтобы местные, региональные органы власти тоже этими вопросами занимались. И, как правило, стремимся к тому – и я просил коллег делать именно таким образом, – чтобы эти внутридворовые пространства формировались с учётом пожеланий людей, которые живут здесь. Считаю, что это очень важно, по этому пути двигаемся и будем двигаться дальше обязательно.

Пожалуйста.

А.Кобелев: У меня такой немножко неформальный вопрос. Я тоже смотрел по сторонам – разные люди в разной одежде сидят. И более официальные одеты более официально. Исторически так сложилось, на официальных встречах тоже люди сидят в пиджаках, белых рубашках, галстуках и в немного напряжённой обстановке. Как Вы считаете, если бы люди сидели в неформальной одежде, был бы снижен градус напряжения, было бы как‑то дружнее или нет?

В.Путин: Я бы сейчас изменил своё отношение к этому вопросу. Думаю, что внешний вид – встречают‑то по одёжке, как у нас говорят, – имеет значение, наверное. И неформальная одежда, наверное, располагает изначально к неформальному общению, создаёт определённую атмосферу. Но есть и другая поговорка: встречают по одёжке, а провожают‑то по уму. Поэтому как бы вы ни оделись, даже если вы в кальсонах придёте – извините за моветон, – а будете излагать нечто такое, что сразит математический мир, то через минуту все забудут о том, во что вы одеты, понимаете? Перельман написал вот в Интернете и подписался: Гриша Перельман. Вот и всё. Вот вам форма. Поэтому форма важна, безусловно, важна, особенно для создания атмосферы. Но гораздо важнее содержание.

Пожалуйста.

В.Чижикова: Дима поднимал вопрос о международных отношениях. Расскажите, помогает ли Вам в них Ваш опыт работы в разведке. И если да, то как?

В.Путин: Помогает. Я скажу вполне серьёзно. Что такое работа в разведке? Есть разные виды разведдеятельности: есть аналитика, люди сидят, просто анализируют поступающую из различных источников информацию, обрабатывают её и дают потом на стол потребителю. То есть что такое потребитель развединформации? Это политические инстанции, принимающие решения. И она для таких людей, в частности, сейчас для меня, важна, чтобы сориентироваться, что происходит в том или другом регионе, что планируется в отношении нашей страны либо в отношении каких‑то ключевых моментов развития международной ситуации. Есть виды деятельности, которые связаны не с аналитикой, а с добыванием этой информации, и это работа с людьми.

Когда я работал в службе внешней разведки, я в основном работал с людьми, причём с самыми разными людьми: и с журналистами, и с учёными, и со студентами, и с артистами. Я говорю совершенно серьёзно, без всякой иронии. Это, безусловно, колоссальный опыт. И все они были лучше, чем я, вот что важно. Потому что каждый из них в своей области был человеком значимым, серьёзным, добивавшимся результатов. Почему? Потому что другие разведке не нужны, как правило, потому что другие не являются носителями нужной информации.

Разведка, конечно, существует разная, качество работ. Мы говорим сейчас о хорошем качестве работы – тогда нужно привлекать к работе людей, которые из себя что‑то представляют. Только такие люди являются носителями информации. Но это одна сторона медали, а есть и вторая – как организовать работу с такими людьми. И это приучает к тому, что наиболее эффективной работой является та, которая построена на основе идейной близости, идейной в широком смысле этого слова, идеи могут быть разные. Когда работаешь с человеком, который близок тебе по образу мыслей, по отношению к каким‑то проблемам, к делам, к событиям – это самая эффективная работа. И это тоже очень полезно было, и это помогает в известной степени в жизни вообще и в работе в частности.

Заканчивать надо. Давайте завершающий, ладно?

Д.Плотников: Владимир Владимирович, а какая Ваша самая любимая книга?

В.Путин: Знаете, вопросы «самая любимая книга», «самый любимый спектакль», «самая любимая музыка» – их много, любимых. Вы понимаете, невозможно сказать. Ведь в каждом произведении есть нечто такое, что обращает на себя наибольшее внимание, что задевает какие‑то струнки в твоей душе. Куприна почитайте, там много таких вещей. Кстати, Куприна очень редко вспоминают в последнее время, а он гениальный писатель. «Гранатовый браслет» ещё раз перечитайте. Мелочь, казалось бы, просто мелочь, а как он раскрывает человека, как он красиво о нём говорит, на какие стороны души он обращает наше внимание. Есть такие глыбы, как «Война и мир». Я много раз уже перечитываю Гоголя и каждый раз с удовольствием смеюсь. Или там, не знаю, Чехова можно почитать. Нельзя сказать, что вот это – и всё.

Вот мы сейчас говорили про проблемы исследований в области генетики. Талант, он как определяется, в том числе из здесь сидящих? Из чего он состоит? Из генов. Но не из одного, двух, трёх, а из сочетания. Сочетание разных генов даёт качественное развитие мозга и является хорошим потенциалом для развития человека. А вот как некоторые специалисты считают, а гениальные люди – это вообще, это не просто талантливые, это вообще результат мутации генов. То же самое и с литературой. Невозможно взять одну книгу и сказать: вот это вот на все времена, – это цитатник тогда получится. Это сочетание всяких произведений.

Ну и это не только книги, это и музыка тоже. Без музыки вообще невозможно сформировать нормальную личность. Музыка – это, вообще, книги без букв, это то, что прямо в сердце человека попадает и воспитывает должным образом, вызывая определённые чувства и эмоции у людей. Именно поэтому, кстати говоря, мы в «Сириусе» объединили и музыку, и балет, и представителей точных наук и дисциплин – чтобы люди между собой общались, понимали, что такое успех в каждой из областей, полюбили это и тоже этим увлеклись. И на мой взгляд, этот опыт, который складывается в «Сириусе», является удачным.

Будем всячески стремиться к тому, чтобы и его поддерживать дальше, и распространять этот опыт на всю страну.

Ребята, вам спасибо большое. Хочу пожелать вам всем удачи, успехов. И поздравляю вас с результатами на олимпиадах.

Всего хорошего вам! Удачи!